Серафим Чичагов. Слово к говеющим перед исповедью. О покаянии

Священномученик Серафим (Чичагов) Священномученик Серафим (Чичагов)

Какая теперь радость на небе! Отец Небесный со святыми Ангелами радуется о кающихся греш­никах! Иисус Христос сказал, что бывает радость у Ангелов Божиих и об едином грешнике кающемся (Лк. 15,10).

Все вы как дети Отца Небесного пришли в дом Божий и Отчий, чтобы испросить себе прощение. Если вы плачете, вам страшно, больно и стыдно, тем лучше, ибо радость у Ангелов Божиих полнее и совершеннее. Если вы смущены холодностию сердца вашего, не­имением духа покаяния, недостатком слез или неуверенностию, что ваше сокрушение и покаяние истинное и будет спасительное, то не отчаивайтесь, будьте только искренними детьми своего Отца Небесного. Смущение есть уже недовольство собой, а детская ро­бость — признак смирения.

Спасительно то, что вы себя сознаете и чувствуете детьми Божиими, но не мечтайте при таком чувстве быстро вырасти духовно, ибо вам неизбежно пройти еще юношество, чтобы войти в зрелый, духовный возраст. В духовной жизни требуется постепенный рост, как и во всякой другой жизни, но еще более осторожный, ибо сила духовная возрастает только соразмерно собственным трудам и за­висит от укрепления добродетелями и развития чистоты в сердце. Чем чище сердце, свободнее от страстей, тем оно ближе к Богу, тем благодатнее и дерзновеннее в мольбах и прошениях ко Господу. Если же вы будете продолжать работать на духовном пути, без само-жаления, то сокрушение и дерзновение сами явятся в вас.

Что требуется от приступающего к таинству покаяния? Требует­ся главным образом твердое намерение впредь исправить свою жизнь. Такое намерение может явиться только тогда, когда человек ясно сознает весь ужас своих грехов. Поэтому свт. Василий Вели­кий и говорит, «что не тот исповедует грех свой, кто сказал-, я согре­шил — и потом остается во грехе, но тот, кто, по слову псалма, об­рел грех свой и возненавидел!» Следовательно, для покаяния нужно обрести или сознать свой грех и его возненавидеть! Но кто возне­навидел грех, тому нетрудно сказать искренно своему любящему Отцу: прости, не буду! Какие же дети затруднятся произнести эти два слова, а они быстро пройдут небеса и явятся ходатаем у Престо­ла Божия!

Кто предстоит Отцу Небесному с детскою робостью, тот дол­жен сознавать, что ему не утвердиться своей силою в намерении исправить свою жизнь. Некоторые люди думают, что от нас са­мих зависит жить праведно и не совершать беззаконие, так как человеку даны и воля и свобода; грех же не отымает свободы. Но так размышляют только те, которые не принимались еще за ду­ховную жизнь, не испытали скорбен и болезней и не чувствова­ли на себе силу покаяния. Влечение к страстям до такой степени извращает человеческую волю, что люди часто не могут отка­заться от греха. Хотя грех не отымает свободы, но он делает из человека слабого ребенка, своего раба, и для него невозможно без чужой помощи не только восстать, но и помыслить об ис­правлении.

Те же люди, которые чувствуют свое бессилие, начинают пони­мать истину Святого Евангелия, и им ясно представляется, что че­ловек своей силой ничего не может достигнуть, а только одному Богу все возможно. И намерение исправиться заставляет их неот­ступно просить силы и помощи у Христа Спасителя и Его Пречис­той Матери. Какое дитя убоится взывать о помощи и спасении, ког­да находится в опасности, и каким родителям было бы трудно кинуться на родной и дорогой зов?!

Покаянию мешает еще иногда сознание, что вслед за прощени­ем неизбежно новое падение. Но Господь допускает падения толь­ко тех людей, которых труд был недостаточен и они прибегали к Его помощи с маловерием и без упования. Кто еще несовершенно познал свою немощь, тот непременно совершит падения, ибо наде­ется еще на себя, свой ум, свои силы.

Но если вы сознаете себя детьми в духовной жизни, то боязнь упасть и согрешить снова не должна смущать вас. Это неизбежно. Кто же опытен, возрос духовно, тот хорошо понимает, что от паде­ния зависит преуспеяние, восстание и, наконец, совершенное ос­вобождение от страсти.
О, безумие! У многих сила покаяния уничтожается чувством страха и стыда пред духовным отцом. Это последнее средство борь­бы врага спасения. Кто же не знает, что непризнание греха пред ду­ховным отцом ведет к неизбежному признанию его пред всем ми­ром на Страшном Суде! Кто может сомневаться, что за собственное присуждение себя к малому наказанию, уязвлению самолюбия мы немедленно получаем оправдание и свободу! Этот безумный страх пред духовным отцом является лишь у тех, кто плохо приготовился к исповеди. Но верьте, возлюбленные, что пребывшие в посте, в уединении, в бдениях и молитвах, без чего нельзя приобрести со­крушение и покаяние, готовы всегда объявить свои, оплаканные и возненавиденные грехи, не только пред духовником, но и пред це­лым светом!

Пред смиренным и немощным человеком восстает образ Спа­сителя, единой Надежды, единой Истины, единой Любви, и тогда он говорит: «Ты Сам, Отче, знаешь и видишь, что я бессильный и немощный, ненавижу свои страсти, свои грехи, что искренно хочу победить себя, что я плачу и все-таки оскорбляю Тебя своею нечи­стотою, неисправимостью! Сколько раз я решался не повторять греха ради Тебя, Твоей любви, Твоего неизреченного милосердия ко мне! Сколько раз я временно удерживался и затем как бы еще с большею силою и страстию совершал падения. Все мои слезы, просьбы, страхи за будущую жизнь, боязнь наказания и болезней — все было напрасно, грех победил меня! Не остави же мя, Твое созда­ние, Твое дитя! Ты в одно мгновение можешь меня сделать силь­ным, любящим и праведным!»

О, если бы мы все молились так, со слезами и искренним пока­янием, то велика была бы радость святых Ангелов на небеси! Аминь.

Вверх