1 июля (18 июня по ст. стилю) Русская Православная Церковь торжественно прославляет Боголюбскую икону Божией Матери. 

 Боголюбская БМ

Дева днесь предстоит Сыну,/ руце Свои к Нему простирающи,/ святый князь Андрей радуется,/ и с ним Российская страна торжествует,/ нас бо ради молит Богородица// Превечнаго Бога.

(Кондак Божией Матери пред иконой Ее Боголюбской. глас 3)
История появления на Руси этой уникальной святыни связана с именем великого князя Андрея Боголюбского. В 1155 году великий князь Юрий Долгорукий отдал Вышгород в удел своему сыну Андрею, до которого вскоре дошёл рассказ о чудотворной иконе, не желавшей пребывать на поставленном месте. И подумал князь: «Не в суздальской ли земле угодно ей пребывать?» . Давно он уже замыслил удалиться в Ростовскую землю и там утвердить своё владение, не зависимое от Киева. Уйти он решил тайно, без согласия отца, и икону взял тайком, ибо добровольно жители не расстались бы со своей святыней.
По пути в Ростово-Суздальскую землю князь Андрей не раз совершал перед иконой молебствия и видел от неё много чудес.
На реке Клязьме жители с великой радостью встретили прибывшего из Киева князя, после чего он отправился в Ростов. Но примерно в 10 км от Владимира, вниз по течению Клязьмы, лошади, на которых везли чудотворный образ, вдруг остановились как бы от чрезмерной тяжести, превышавшей их силы.
Тогда запрягли других, и ещё несколько раз переменяли лошадей, но при всех усилиях те не могли сдвинуться с места. Дивился народ этому чуду, а князь принял это за знамение — что сама Богоматерь избрала место это как Боголюбимое.
На крутом берегу полноводной Клязьмы, как раз там, где дорога поворачивала на Ростов, князь Андрей повелел раскинуть походный шатер, в котором поставил чудотворный образ Пресвятой Богородицы и домашние образы Спасителя, Божией Матери, Иоанна Предтечи, святого архистратига Михаила и архангела Гавриила. Все расположились на ночлег, сам же благоверный князь пал на землю и со слезами долго молился при слабом мерцании теплющейся лампады. «Что за диво такое, Господи, открой мне волю Свою? Вот уже целый день неведомая сила держит на сем месте возок с чудотворной иконой. Сколько раз пытались люди мои сдвинуть его с места, и лошадей сколько раз меняли — все напрасно! Или за что гневаешься Ты на раба своего? То дай мне уразуметь грех мой?» — рассуждал благочестивый князь.
Когда к утру сон стал одолевать его, шатер вдруг озарился небесным светом, и перед преклоненным князем явилась Пресвятая Богородица, которая сказала: «Остановись здесь, Я не хочу, чтобы Мой образ несли в Ростов, но поставь его во Владимире. На сем же месте поставь храм в память Моего Рождества и устройство обитель для иноков. Я умолю Сына Моего и Бога, да благословит Он место это, Мною избранное.»
 А потом Матерь Божия подняла руки и обратилась к Иисусу Христу, явившемуся Ей: «Владыко многомилостивое, Сыне и Боже Мой, молю Тя, да пребудет божественная благодать на людях Твоих, и светозарный луч славы Твоей да нисходит на место, Мною избранное».
 После этого Пресвятая Богородица, подняв руки, как бы молясь явившемуся Сыну Своему и Господу, стала невидима.
 Проснувшись после чудесного явления Пресвятой Девы Марии, благочестивый князь Андрей приказал немедленно заложить храм и, призвав искусных иконописцев, повелел им изобразить Матерь Божию в том молитвенном виде, в каком Она явилась ему.
Икона греческого письма, которую князь назвал Боголюбивой (или Боголюбской), была написана на кипарисовой доске. Пресвятая Богородица изображена стоящею во весь рост с молитвенно поднятыми руками, а лицо Её обращено к явившемуся Ей Иисусу Христу, изображенному в облаках. В правой руке Матерь Божия держит хартию с молитвой к Сыну Своему, чтобы благословил Он место сие, Ею избранное. Вверху, над образом Пресвятой Богородицы, написаны пять малых икон, которые всегда находились с князем — и в ратных походах, и путешествиях: на этих иконах изображены Спаситель (в середине), справа — Матерь Божия и архангел Гавриил, слева — Иоанн Креститель и архангел Михаил.
Боголюбская икона Божией Матери всегда почиталась в народе всеми, кто с верой и усердной молитвой притекал к ней.
Молитва Божией Матери пред иконой Ее Боголюбской
О, Пречистая Госпоже Богородице, Мати Боголюбивая, Надеждо нашего спасения! Воззри милостивно на предстоящия с верою и любовию и покланяющияся Пречистому образу Твоему; приими наше хвалебное пение сие и пролей теплую Твою молитву о нас грешных ко Господу, да, презрев вся наша согрешения, спасет и помилует нас! О, Предивная Владычице! Покажи на нас чудныя милости Твоя. Молим Тя умиленно, избави нас от всякия скорби, настави на путь всякия добродетели и благостыни, спаси от искушений, бед и болезней, изми от нас оклеветания и ссоры; сохрани от молниеноснаго грома, от запаления огненнаго, от глада, труса, потопа и смертоносныя язвы; подай нам Свою милостивую помощь на пути, в мори и на суше, да не погибнем люте. О, Всемилостивая Боголюбивая Мати, с твердым упованием возсылаем к Тебе нашу смиренную молитву! Не отрини наших слез и воздыханий, не забуди нас во вся дни живота нашего, но всегда пребывай с нами, и Твоим заступлением и ходатайством у Господа подаждь нам отраду, утешение, защиту и помощь, да выну славим и величаем Преблагословенное и Всепетое имя Твое.
Аминь.
Особенно чудодейственная сила этого образа Царицы Небесной прославилась в 1771 году во время свирепствовавшей тогда в России моровой язвы, унесшей жизни тысяч людей.  Много народа умерло и во Владимире, однако очевидцы утверждали, что ни в Боголюбовом монастыре, ни в прилегающем к нему селе этой страшной эпидемии не было. И даже те больные, кто уже был заражён и кого считали безнадежным, если могли с трудом хотя бы даже доползти до чудотворного образа, получали исцеление.
По настоянию благочестивых горожан, объятых ужасом, образ Божией Матери взяли из Боголюбова монастыря, принесли во Владимир и крестным ходом обнесли вокруг города. И в том же году, в ноябре месяце, чума прекратилась…
В московской великокняжеской среде почитание образа Боголюбской Божией Матери установилось очень рано, о чем свидетельствует икона из кремлевского собора Спаса-на-Бору, относящаяся ко времени княжения Василия II. Она представляет собой копию древней иконы из Боголюбова «по образу и подобию» и имеет схожий размер.
Были и другие списки иконы; на некоторых из них изображен народ, припадающий к ногам Богоматери. Со временем на других списках иконы перед Царицей Небесной будут представать в молении святые князья, святители: например, на списке иконы Боголюбской Божией Матери, которая стояла в киоте на башне Варварских ворот, кроме Спасителя, благословляющего Пресвятую Богородицу, и пяти малых икон изображены ещё угодники Божии: четыре святителя Московских (Петр, Алексий, Иона и Филипп), святой Василий Блаженный, святой апостол Петр, святой Алексей — человек Божий, Максим Блаженный, святая Параскева, святой Симеон и святые мученицы Евдокия и Параскева.
По какому случаю был написан этот список — теперь уже неизвестно. Приписана икона была к церкви Всех Святых на Кулишках, которая была основана в княжение великого князя московского Дмитрия Ивановича (Донского) в память о победе на Куликовом поле.  Кулишки (сенокосный луг) — место вольное, просторное. Здесь и дружину можно было перед входом в Кремль построить для последнего прощания с павшими, к тому же благодаря своему положению церковь была очевидицей, а часто и участницей всех значительных событий русской истории — чаще всего грозных испытаний. И Степана Разина, и стрельцов вели на казнь через Кулишки; весь торговый люд из Владимира и Нижнего Новгорода, с Камы и Волги выезжал в Москву по Солянке и не мог миновать Всехсвятской церкви.  Первоначальная церковь была скромной : не раз горела она вместе с деревянной Москвой, сильно пострадала в Смутное время, да и французы её изрядно пограбили. Однако народ всякий день толпился перед чудотворным образом — приносил монетки, ставил свечки, подолгу молился, и празднование Боголюбивой иконе Божией Матери в Москве совершалось особенно торжественно и продолжалось три дня.
 Накануне праздника, 17 июня, благочестивые богомольцы и паломники с двух часов дня сплошными рядами занимали огромную площадь перед Варварскими воротами. К этому времени причт и церковный староста уже готовились вынимать чудотворный образ из киота, а хор певчих пел канон Пресвятой Богородице: «О, Царице Небесная! Пресвятая Богородице, помилуй нас! Пресвятая Богородице, спаси нас!» В эти торжественные минуты всеобщей молитвы икону вынимали из киота и начинали тихонько спускать со стены на специально приготовленный для этого случая помост. Народ в благоговении падал на колени и с умилением и слезами молился Заступнице Усердной, и такие торжественные молебны перед иконой беспрерывно продолжались три дня. После этого икона таким же порядком водворялась на своё место.
Именно с этим списком связана самая жестокая историческая драма Москвы.  Случилась она во время моровой язвы осенью 1771 года. Дворяне, спасаясь от смертоносной заразы, уезжали в свои подмосковные имения; по городу бродили шайки лихих людей, которые грабили опустевшие дома и тащили все подряд — часто и зараженные вещи, так что сами становились жертвами страшного мора. За день умирало по 1000 человек; в разных местах города горели костры, в которых жгли вещи умерших. Колодники в чёрных масках и шляпах собирали на улицах трупы, во всех церквах тоскливо звонили погребальные колокола… Однажды во время богослужения священник церкви Всех Святых неосторожно рассказал пастве о сне одного фабричного рабочего, которому во сне будто бы явилась Пресвятая Богородица. Она объяснила несчастье тем, что москвичи недостаточно почитают Её Боголюбивый образ, и Сын Божий решил побить Москву каменным дождём. Но Она упросила Его смягчить наказание, и горожанам был послан страшный трёхмесячный мор.
 Богобоязненный народ тотчас бросился к Варварским воротам вымаливать прощение. Возбужденная толпа быстро росла, так как всем хотелось поцеловать чудотворный образ Небесной Заступницы. Забыв о той опасности, которой они подвергались от соприкосновения с зараженными, москвичи слезно молили Царицу Небесную о заступничестве. Духовные и светские власти предприняли тогда меры предосторожности, но это имело самые печальные последствия.
Митрополит Московский Амвросий, опасаясь распространения эпидемии, приказал снять икону, а толпу, в которой было много больных, разогнать. Народ зароптал, потом возмутился, раздались крики: «Смерть Амвросию!» . С Кулишек разбушевавшиеся москвичи помчались по Варварке, ворвались в Кремль, но митрополиту удалось добраться до Донского монастыря; здесь бунтовщики настигли владыку и забили кольями. В книге «Седая старина Москвы» говорится: «Благодаря генералу Еропкину бунт был подавлен. Трое главных убийц повешены; 12 человек наказаны кнутом и сосланы в каторгу. В течение целого года покойного митрополита Амвросия поминали  во все службы, а убийцам возглашалась анафема».
 (По материалам книги Надежды Иониной «Суздаль. История. Легенды. Предания»)